Стачка по-аргентински (1)

Publié le par kras-ait

Оборот индустрии рыболовства в стране превышает 2 млрд. долларов. Правительственные таможни, которые передают, визируют и распределяют разрешение на рыбную ловлю, дают возможность отмыть миллионы долларов. Сверхэксплуатация этих природных ресурсов истощает море. Многонациональные компании не только контролируют порт Мар-дель-Плата и другие порты страны и мира, но контролируют и рыболовство в море, покупая рыболовецкие суда и корабли, занимающиеся очисткой участков моря, где устанавливаются нефтяные платформы. Но главный источник доходов этих мегакомпаний – это низкие заработки и плохие условия труда портового пролетариата. Тяжкий труд работников и работниц в сочетании с «законными льготами», которые предоставляются фирмам, – таковы 2 пути к приобретению огромных богатств. Конфликт в порту – бесспорная точка возрождения анархизма.

Следует отметить, что режим эксплуатации здесь скрыт под видом кооперативов. Официально фирмы являются не «компаниями», а кооперативами по эксплуатации богатств моря. Однако с политической точки зрения, социальные производственные отношения в порту остаются эксплуататорскими, иерархическими и изнурительными. Речь не о том, что кооперативы бывают хорошими или плохими; совсем наоборот. Кооператив, который сегодня прославляется псевдореволюционерами и ортодоксами от новизны, – это всего лишь прикрытие эксплуатации и отвлечение работника обещанием большего заработка, чем он прежде получал из рук хозяина. Учитывая, что доходы распределяются в соответствии с прибылью кооператива, заработная плата и деньги остаются частью системы общественного труда. Кроме того, кооператив, как мы понимаем его сегодня, – всего лишь реформистская заплата на капиталистической системе. Это этап реорганизации капитала при капиталистической системе. С разрушением государства и его форм господства, с развитием анархистского коммунизма кооперативы будут не нужны. Еще на 3-м конгрессе Аргентинской рабочей федерации (FOA), по предложению работников табачной промышленности, было принято следующее заявление: «Третий конгресс FOA заявляет, что кооперативы, как производственные, так и потребительские, идут во вред трудящимся классам, поскольку истощают бунтарский дух и способствуют духу тщеславия». В любом случае, легализация этих кооперативов Системы дала больше, чем ожидали: это мошеннические кооперативы, легализованные провинциальными и национальными правительствами. Отмывание денег, услуга за услугу. Эти кооперативы похожи на шахтерские кооперативы в Боливии, созданные президентом Пас Эстенссоро из партии Национального революционного движения. Сегодня трудящиеся-шахтеры ведут борьбу против этих кооперативов, которые лишь порождают в рабочих чувство конкуренции, жажду наживы и желание стать хозяином.

На одной стороне стоят хозяева порта, на другой – трудящиеся. Портовый пролетариат, борьбой которого в начале XX века мы можем гордиться, в идейном отношении следовал революционной линии FOA, а затем – Аргентинской региональной рабочей федерации FORA. В 1902 г. портовые рабочие требовали фиксированного рабочего дня, снижения веса мешков с зерном и плодами, недопущения снижения зарплаты. В том году из 7630 рабочих порта 3200 состояли в FOA. Сегодня история возвращается, ее оттенки и формы повторяются. Способность к действиям и солидарность пролетариата растут, давая анархизму возможность добиться победы и морального лидерства. В порту работают примерно 8 тысяч трудящихся. Среди них есть мужчины и женщины, организованные в вертикальный профсоюз под названием SOIP – Рабочий профсоюз индустрии рыболовства. Существует общенациональная федерация FECOAPORT, которая объединяет 40 кооперативов и обеспечивает эксплуатацию природных ресурсов к выгоде немногих. Трудящиеся – это рубщики (занимаются разрезанием рыбы), упаковщики и поденщики-грузчики. Кроме того, имеются транспортники, которые должны перевозить товар. Все трудящиеся уже больше 15 лет работают по «черным» контрактам. У них нет ни фиксированного рабочего времени, ни необходимого для работы снаряжения (сапог, перчаток и комбинезонов) – они должны приобретаться за свой счет. Заработки до забастовок составляли не более 680 песо, при том, что стоимость потребительской корзины оценивается в 980 песо. Нормальные условия гигиены в порту не гарантированы. Медицинского страхования нет. В порту эксплуатируют и детей; были случаи насилия над пролетарскими женщинами прямо на рабочих местах. Происходят произвольные увольнения активистов; составляются «черные списки», которые распространяются благодаря разведывательным службам, нанятым кооперативами.

Предприятие-монополист, с которым столкнулись пролетарии в ходе геройских стачек, возглавляется неким Альберто Валасто. В свою очередь, фирму, как известно, крышуют генеральный секретарь профсоюза Самуэль Салас, интендант Мар-дель-Платы Даниэль Кац, федеральный советник по рыболовству Херардо Нието – человек, близкий к президенту страны Кристине Фернандес де Кирхнер и бывшему губернатору провинции Буэнос-Айрес Фелипе Сола. Этот последний, занимая пост министра сельского хозяйства и рыболовства, раздавал разрешения на хищническую эксплуатацию моря в провинции, а будучи губернатором, вмешивался в конфликт на стороне хозяев.

Нынешние конфликты между пролетариями, с одной стороны, хозяевами и предательским профсоюзом, с другой, уже дважды проявлялись раньше. Первый раз – в 2003 г., когда генеральным секретарем SOIP стал Самуэдь Салас, а его советниками – братья Верон, а 27 наиболее важных кооперативов объединились в федерацию во главе с Альберто Роса. Так по существу утвердилась кооперативная система, против которой годами выступают портовики. В день, когда подписывалось решение, несогласные трудящиеся собрались у штаб-квартиры профсоюза, протестуя, пока бюрократы и хозяева скрепляли соглашение своими подписями. Затем в 2005 г. порт в течение 70 дней был парализован стачкой моряков. Трудящиеся вынуждены были расплачиваться выдаваемыми им чеками; после возобновления работы им пришлось их возмещать. Это груз стал еще одним источником конфликтов с хозяевами, вновь поставив актуальный вопрос о гарантированной зарплате.

Затем в 2007 г. пружина распрямилась, и прекаризация (ликвидация трудовых прав работников) была остановлена волной революционных выступлений, которые, в свою очередь, оставили глубокий след среди пролетариев порта. К 14 июля 2007 г. в порту люди получали 50 песо за первую неделю и 60 за вторую; некоторые товарищи, в зависимости от нагрузки, заработали еще меньше. На сей раз они не получили чеки, какие выдавались прежде в ситуации, когда деловая активность падала. Однажды утром, рассказывают портовики, произошло следующее.

На заводе «Тибурон» кооператива Сан-Хулиан появился управляющий Густаво Рохас с 250 ящиками рыбы-кудрепёра с фирмы «Фригосур» и 500 ящиков мерлана с фирмы «Джорно». Плата за работу с этими ящиками не была оговорена, но могла составлять от 70 до 75 сентаво за ящик. Трудящиеся категорически отказались работать с кудрепёром и разделывать мерлана за эту цену. Они потребовали более высокой оплаты и перехода к адекватной системе заработной платы, которая позволяла бы им иметь достойный заработок. После этого небольшого эпизода в 3 часа 30 минут ночи трудящиеся отправились обходить фабрики, чтобы поговорить с другими товарищами. Поднялись все работники 8 кооперативов. Они собрались вместе и отправились к «Джорно», где потребовали гарантированной минимальной зарплаты а 980 песо и признания их наемными работниками путем трудовой регистрации всех трудящихся кооперативов. Они требовали зарплаты и узаконенных рабочих мест. На «Джорно» их встретил сеньор Феррейра, который заявил им, что не расположен платить: «Делайте, что хотите. Если вы пожелаете спуститься отсюда и весь месяц жечь покрышки, можете делать это, ребята. Меня это не волнует». Трудящиеся целый день жгли покрышки, но так и не добились решения. На ассамблее они приняли решение отдохнуть и вернуться с новыми силами. На следующий день, во вторник, они возвратились с тем же требованием, причем на сей раз при этом присутствовал сеньор Сан-Мартин, местный делегат министерства труда, вызванный рабочими для участия во встрече. Сеньор Джорно снова ответил отказом. После второго, окончательного отказа портовики отправились маршем, сжигая покрышки на улицах Мартинес-де-Ос и Ортис-де-Сарате. Затем они разделились на три группы. Первая осталась на баррикаде, препятствуя приезду и отъезду грузовиков, которые доставляли товары в порт. Вторая заняла позиции перед электростанцией «9 июля», а третья – перед префектурой. Позднее она добыла у супрефекта брезент и разбила там лагерь. Товарищи, находившиеся на различных баррикадах, переговаривались друг с другом, укрепляя дух солидарности и счастливую надежду на победное завершение конфликта. Впервые они все вместе встретили зарю на пикете. С каждым разом баррикада росла, сливая воедино сердца всех портовиков. Наутро вновь появились представители министерства труда, обещая зарплату в 600 песо – ассамблея отвергла предложение, сочтя эту цифру недостойной и издевательской. Вечером того же дня пикет переместился на улицу Луро, и покрышки запылали перед зданием министерства. Организация в действии и солидарность всех пролетариев порта направили борьбу рабочих на революционный путь. Сформировались группы по конкретным задачам – дневная и вечерняя. Въезды и выезды были взяты под контроль.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Publié dans Аргентина

Commenter cet article