Забастовка на АвтоВАЗе

Publié le par kras-ait

1 августа 2007 г. на Волжском автомобильном заводе в цехе 45/2 прошла предупредительная забастовка, в ней приняли участие не менее 400 человек. Окончательное решение о забастовке было принято в обеденный перерыв на собрании коллектива цеха. Конвейер не останавливался (двигался в четыре раза медленней). Естественно с него сходил некомплект. Бригады, устраняющие недоделки, были в срочном порядке вызваны на работу. В ходе собрания работники поручили ведение переговоров с руководством председателю независимого профсоюза «Единство» Петру Золотарёву. Профсоюзу было поручено возглавить забастовку.

К рабочим вышел директор сборочно-кузовного производства Валентин Шендяпин. Ему был сразу же задан вопрос: «Сколько ты получаешь?» Он ничего не ответил. На следующий вопрос рабочих, когда зарплата будет повышена до 25 000, он ответил: кто обещал 25 000, тот пусть и дает. Напомним, что повышение заработной платы до этой суммы – одно из предвыборных обещаний партии «Единая Россия» на выборах в Самарскую Губдуму. Начальник пытался уговорить рабочих вернутся к на рабочие места, но аргументы его не показались стачечникам убедительными. Председатель стачкома цеха, член профсоюза «Единство» Александр Афанасьев, объяснил, что на ВАЗе фонд заработной платы составляет 5% от всех затрат, в Европе он доходит до 40%. Поэтому требование повысить зарплату до 25000 рублей довольно скромное и только-только выводит рабочих-автомобилистов России из позорного положения мировых штрейкбрехеров. Рабочие были готовы продолжать забастовку. «Мы не ходим на обед, не берем «проездные», а если бы ходили и брали, мы бы получали три тысячи. Что можно купить на три тысячи? Народ на заводе настроен агрессивно на то, чтобы бастовать. Выйдем на забастовку все. Мы тоже будем поддерживать забастовку, потому, что кто-то ходит с большим карманом, а кто-то без кармана. Мы хотим работать и получать зарплату. Мы хотим видеть, свой автомобиль качественным, иметь стимул в зарплате, а если стимула в зарплате нет, то и отношение к работе безобразное, автомобиль собирается лишь бы он только вышел с конвейера, а с какими дефектами, с какими отклонениями, никто на это не смотрит», – сказала корреспонденту ИПА «Свобода» Л. контролер ОТК. Многие рабочие, которые не приняли участие в стачке, тем не менее, высказывали одобрение её целям.

Адрей Ляпин, председатель независимого профсоюза GM АвтоВАЗ так прокомментировал ситуацию: «Забастовка произошла, потому, что сложно жить на ту зарплату, которую сейчас на заводе платят, это от 6 до 8 тысяч рублей. Стоимость жизни в Тольятти высокая, поэтому, это объективный процесс, это должно было произойти. Можно, безусловно, сказать, что эта забастовка есть следствие процесса самоорганизации рабочего класса. Попытка привнести в эту забастовку некий политиканский контекст есть, но искать здесь происки внешних и чуждых интересам рабочего класса сил я бы не стал».

Интересы хозяев АвтоВАЗа в лице «Рособоронэкспорта» и рабочих противоположны. Если первые заинтересованы в максимально интенсивной эксплуатации завода для извлечения максимальной прибыли в самый короткий срок, то вторые стремятся выпускать качественный автомобиль при наличии заработной платы и других условий труда, стимулирующих качественный труд.

На следующий день 2 августа участников забастовки заставили писать объяснительные, почему они прекратили работу. Официальная позиция хозяев ВАЗа: забастовки не было, имели место отдельные нарушения трудовой дисциплины. За несколько дней до забастовки был арестован активист стачкома сварщик Антон Вечкунин (Пустовой), против него было сфабриковано дело об административном правонарушении и применён арест на трое суток; изъятые у него печатные материалы были подвергнуты экспертизе на предмет обнаружения там признаков экстремизма. А на предприятие были введены вооруженные подразделения МВД. На этих примерах очевидно, что закон «О противодействии экстремистской деятельности» – просто дубинка в руках власть предержащих, которую она применяет против тех, кто им не угоден для того, чтобы запугать их, а если это не удастся, то и изолировать в тюрьме.

***

Практически все забастовки последних нескольких лет, организованные при участии профсоюзов, проходят по одной и той же схеме. Сначала снизу идет мощная волна недовольства, проходят (наполовину стихийно, наполовину организованные профсоюзом) рабочие собрания, которые высказываются за забастовку. Собрание поручает руководству профсоюзов руководить стачкой или просто высказывается в плане доверия к этому руководству.

Руководители профсоюзов, вроде Этманова на Форде и Золотарева на АвтоВАЗе, проводят однодневную стачку. Затем эти руководители, несмотря на желание рабочих продолжать бастовать, стачку сворачивают. За спиной рабочих руководство профсоюзов начинает переговоры с начальством. Тем самым, профлидеры сбивают боевой настрой трудящихся. Вот что писали в феврале этого года поддерживающие профсоюз Форда леваки: «На посменных собраниях рабочие выступили за возобновление забастовки. Многие рабочие уже сразу стали стихийно бастовать, прекратив работу - возмущению не было предела. Однако профсоюз призывает к коллективной дисциплине. После проведения собраний во всех рабочих сменах, профком Форда обсудит дату возобновления забастовки. Не исключено, что забастовка может стихийно начаться уже сегодня, 22 февраля. Судя по всему, это последний день переговоров. Но также возможно, что администрация перед страхом очередной стачки, которая грозит многомиллионными убытками для фордовских капиталистов, вынуждена будет признать требования рабочих. Нужно еще отметить, что грозящая забастовка скорее всего не будет суточной - рабочие будут бастовать вплоть до незамедлительного выполнения их требований» (www.marksizm.info/index.php). Но на Форде забастовка так и не была возобновлена, ключевые требования бастующих руководство профсоюза во главе с Этмановым свернуло. Профсоюз снял требования, выдвигавшиеся в начале стачки, и принял те улучшения, что предлагала фордовская администрация еще до стачки. Нет сомнений, что и на АвтоВАЗе будет то же самое, и что Петр Золотарев, который ведет переговоры с администрацией, снимет большинство требований бастующих и не станет возобновлять забастовку в обозримом будущем. Боевой настрой рабочих сбит, за их спиной ведутся переговоры, но рабочие не знают, как они ведутся, не контролируют ход этих переговоров. Все повторяется: профсоюзы опять наступили на горло боевому рабочему движению. Так будет, пока рабочие будут думать, что легальную стачку, организованную по закону можно выиграть - какой закон, когда буржуи вводят на заводы войска и арестовывают активистов!

Единственный способ для рабочих (как тех, кто состоит в профсоюзе, так и тех, кто там не состоит) вести успешную стачку - ковать железо пока горячо. Недопустимо прерывать стачку, потому что снова начать ее, снова подняться на нее, труднее всего. Наоборот, необходимо использовать все возможности, чтобы полностью парализовать работу всего предприятия! Кроме того, бастующий коллектив может доверять только самому себе, своим собственным собраниям. Никакие переговоры с администрацией не должны вестись за закрытыми дверьми через «представителей». Ведь отдельных представителей легко запугать, купить, обвести вокруг пальца. Переговоры лишены смысла, если на них не может присутствовать любой рабочий активист, и если их конечный результат не будет утвержден общим собранием трудового коллектива. Вот если результат устроит коллектив, тогда только он прекратит стачку, но не раньше!

Несомненно, что многие рабочие вступают в профсоюзы из хороших побуждений, желая вести борьбу за свои права. Но на самом деле профсоюзы - это ловушка, подстроенная начальством. Во-первых, рядовые члены профсоюзов сильно подставляются, вступая в профсоюзы, подставляются под удары начальства. Во-вторых, в силу своей легальности и открытости профсоюзы нацелены на следование существующим законам и партнерство с администрацией. Поэтому профсоюзам нельзя верить. Никакого партнерства, с классовым врагом, то есть с администрацией, быть не может! Классовое партнерство – это большая ложь буржуазии. Всех, кто покупается на эту ложь, начальство обведет вокруг пальца. Заранее предупреждая начальство о забастовке, рабочие уже подставляют себя под удар. А занимая вслед за профсоюзным руководством лояльную позицию по отношению к врагу (администрации), рабочие уже заранее обрекают себя на поражение.

Если рабочие хотят и могут вести борьбу за свои права, то необходимо понять, что только подпольное сопротивление рабочих групп, в тайне от начальства организующих стачки, только бескомпромиссная позиция во время стачки и принятие всех решений о ее ходе общим собранием, могут дать результат.

 

Publié dans Россия

Commenter cet article