Самоорганизация пролетариата на Юге Чили

Publié le par kras-ait

Перевод поучительного - хотя и непроверенного - анонимного рассказа о соседской солидарности и самообороне против вооруженных банд в городе Консепсьон, Чили сразу же после землетрясения в 8,8 баллов по шкале Рихтера.


(От анонимного товарища)


Было бы здорово, если бы  - поскольку у Вас есть средства для распространения информации - вы смогли опубликовать материал о том, что происходит в городе Консепсьон и его окрестностях, а также во многие других областях, которые пострадали от землетрясения:


В настоящее время хорошо известно, что многие люди делали то, что диктовалось элементарным здравым смыслом, и ворвались в центры, где хранилось продовольствие, беря не больше того, в чем они нуждались. Подобное действие  является логическим, рациональным, необходимым и неизбежным - настолько, что кажется абсурдным даже дискутировать по этому вопросу. Люди сами организовались стихийно, раздавая молоко, подгузники, воду, соответственно индивидуальным потребностям, принимая во внимание количество детей в каждой семье. Необходимость взять эти продукты была столь очевидна, и решимость людей осуществить свое право на жизнь была столь сильна, что даже полиция стала в конце концов помогать им (например, вынеся продукты из супермаркета «Лидер» в Консепсьоне). И когда были предприняты попытки помешать населению в этом единственное, что оно могло сделать, здания, о которых идет речь, подожгли - это было столь же логично, в конце концов, если тонны продуктов должны гнить вместо того, чтобы потребляться, пусть они сгорят, что позволит избежать заражения. Эти случаи «грабежей» позволили тысячам людей существовать в течение долгих часов в темноте, без питьевой воды и даже самой отдаленной надежды на то, что кто-то может прийти им на помощь.


Теперь, однако, в течение всего лишь нескольких часов, ситуация кардинально изменилась. По всему району Консепсьона начали действовать хорошо вооруженные, мобильные банды на дорогих машинах, разграбляя не только мелкие лавки, но также квартиры и дома. Их целью является захватить и придержать дефицитные товары, которые люди смогли извлечь из супермаркетов, а также бытовые приборы, деньги и все остальное, что они смогут найти. В некоторых частях Консепсьона эти банды разграбили дома, а затем подожгли их и уехали.

Жители, которые сначала оказались полностью беззащитными, начали организовывать свою собственную оборону, вставая по очереди в охранные патрули, соорудив баррикады для защиты своих дорог, а в некоторых кварталах проведя коллективизацию товаров, чтобы каждый смог получит еду. 


Я не собираюсь давать «полный» перечень информации, полученной из других источников, ограничиваясь кратким изложением событий в последние несколько часов. Скорее хочу обратить внимание всех к природе этой критической ситуации и ее значению, с анти -капиталистической точки зрения. Спонтанный импульс людей взять то, что необходимо им для жизни, и их склонность к диалогу, обмену, соглашению и коллективному действию проявились с первого же момента этой катастрофы. Мы все в нашей жизни наблюдали в той или иной форме эти естественные, коммунитарные тенденции. В самый разгар кошмара, испытанного тысячами трудящихся и их семьями, этот импульс к общинной жизни возник как свет во тьме, напомнив нам, что никогда не поздно начать все заново, вернуться к нашему естественному «я». 


Столкнувшись с этой органической, естественной, коммунистической тенденцией, которая дала жизнь людям в это время шока, государство поблекло, показывая свое истинное «Я»:  - «я» холодного, бессильного чудовища.


Более того, внезапные прерывания хваленого цикла производства и потребления оставило владык индустрии на произвол событий. Они вынуждены были ждать, умоляя восстановить порядок. Одним словом, в обществе открылся настоящий зияющий разлом, в котором тлели искры нового мира, который живет в сердцах простых людей. Поэтому было необходимо срочно восстановить старые порядки монополии, злоупотреблений и грабежа.


Но эти действия исходили не из высших сфер, а с самого дна классового общества. Теми, кто был призван вернуть все назад - то есть, силой навязать отношения террора,  которые делают возможным частное, капиталистическое присвоение - стали наркоторговцы-мафиози, встроенные в население в целом; выскочки среди выскочек, дети рабочего класса, вступившие в союз с буржуазными элементами, чтобы возвыситься ценой отравления своих братьев, торговлей сексом своих сестер и раэжигания потребительства их собственных детей. Мафиози - то есть, капиталисты в самом чистом виде: грабители своего собственного класса, вооруженных автоматическими пистолетами, готовые к запугиванию и даже изгнанию своих собственных соседей или жителей других кварталов, чтобы добиться монополии на черном рынке и легкого добывания денег, то есть, власти.

То, что эти мафиозные элементы являются естественными союзниками государства и класса хозяев, проявляется в том, как их недостойные злодейства используются в СМИ, чтобы ввергнуть уже деморализованное население в панику и тем самым оправдать милитаризацию страны. Что может быть выгоднее для наших хозяев и политиков - действующих рука об руку - чем увидеть в этому катастрофическом кризисе всего лишь прекрасную возможность для того, чтобы делать бизнес, извлекая двойные прибыли из работников, охваченных страхом и отчаянием? 

Противникам этого социального строя нет смысла расхваливать «грабежи», независимо от социального содержания этих действий. Группа людей - частично организованных или, по меньшей мере, объединенных общей целью, - захватывающая и распределяющая необходимые им для жизни продукты - это не то же самое, что вооруженные банды, грабящие население ради собственных прибылей.


Остается очевидным, что землетрясение в субботу 27 февраля не только нанесло ужасный удар по трудящемуся классу и разрушило существующую инфраструктуру, но и перевернуло социальные отношения в этой стране. За считанные часы на наших глазах появилась классовая борьба - глазах, которые, быть может, слишком привыкли судить о ходе событий по изображениям на экранах телевизоров.


Классовая борьба здесь, в кварталах, погруженных в руины и мрак; она шипит и трещит на дне общества, ведя к фатальной, катастрофической схватке между двумя классами человеческих существ, которые, в конце концов, оказываются лицом к лицу друг с другом - с одной стороны, социальные мужчины и женщины, стремящиеся друг к другу, чтобы помогать друг другу и делиться друг с другом; с другой - антисоциальные силы, которые грабят их и стреляют в них, чтобы приступить к своему первоначальному накоплению капитала.


Мы здесь, темные, анонимные существа, постоянно запертые в наши серые жизни - эксплуатируемый, сосед, родитель, - но готовые наладить связи с теми, кто охвачен той же самой депрессией. С одной стороны, пролетариат, с другой, -- капитал. Это так просто. Во многих кварталах этой разоренной земли, в эти мгновения раннего утра люди начинают организовать свою собственную оборону против вооруженных банд. На данный момент, классовое сознание начинает приобретать материальность, благодаря тем, кто был вынужден - в мгновение ока - понять, что их жизнь принадлежит не каждому поодиночке и что никто иной не придет им на помощь.

 

http://libcom.org/news/situation-southern-chile-self-organisation-proletarians-face-catastrophe-lumpen-capitalists

Commenter cet article