Аргентина: захват фабрик

Publié le par kras-ait

Интервью испанским анархо-синдикалистам, данное товарщами из ФОРА

Вопрос: В Аргентине существуют различные самоуправляющиеся предприятия. Как и каким образом началась эта борьба?

Ответ: Самоуправление на занятых трудящимися фабриках в Аргентине – это один из вариантов, которые появились в большинстве своем после политико-экономического кризиса 2001 г. Одна из фабрик, которая, благодаря организационной четкости и глубине борьбы превратилась в икону самоуправления в Аргентине, – это бывшая «Занон», в настоящее время – «Фасинпат» («Фабрика без хозяина») в провинции Неукен. На ней работает множество рабочих. С помощью жесткой борьбы они взяли предприятие в свои руки и организовали на ней работу без хозяина. В настоящее время, в период нового кризиса, который мы переживаем в Аргентине с 2008 г., происходит множество трудовых конфликтов, увольнений и т.д. Это дало возможность многим работникам занять фабрики и ввести на них самоуправление. В некоторых случаях – из-за банкротства предприятий, на которых они работали, как, например, на «Диско-де-Оро», в других, например, на «Фебатексе» и «Индуграфе», трудовые конфликты и увольнения привели к тому, что, как на «Фебатексе», работники заняли фабрику, выгнали хозяина и повели борьбу за самоуправление.


Вопрос: Какова позиция ФОРА в отношении таких рабочих захватов?

 

Ответ: ФОРА, в соответствии с ее принципами, всегда поддерживала различные занятия фабрик. Не надо забывать, что Аргентинская региональная рабочая федерация еще в начале ХХ века рекомендовала трудящимся занимать фабрики в ходе борьбы.

 

Однако, что касается фабрик, взятых рабочими в свои руки: хотя все занятия опираются на солидарность, потом, когда работники создают кооператив, многие из них следуют бюрократической и иерархической модели кооперативной системы, установленной государством. Ведь здесь трудящимся приходится создавать рабочий кооператив, чтобы иметь разрешение производить и продавать свои изделия. Многие следуют иерархической модели, навязанной государством, другие же, как на «Диско-де-Оро» и «Фебатексе», хоть и вынуждены официально оформить кооператив с иерархическими должностями, внутри фабрики управляются на основе горизонтального общего собрания, ассамблеи. Вот почему, хотя ФОРА всеми возможными способами поддерживает начало всех этих выступлений, есть фабрики, с которыми мы не согласны, потому что рабочие занимают по отношению к своим товарищам место отсутствующего хозяина.


Вопрос: Как инициативы самоуправления распространяются на другие предприятия?

 

Ответ: Благодаря распространению информации. Рабочие, которые до этого оставались на улицах, когда их увольнял хозяин, сегодня, благодаря пропагандистской работе, видят, что возможна борьба за самоуправление.


Вопрос: Ограничивается ли захват фабрик рабочими только районом Большого Буэнос-Айреса, или он распространился и на другие районы страны?

 

Ответ: Хотя большинство захваченных фабрик находится в Большом Буэнос-Айресе, много их и в других частях страны. Как мы уже сказали, одна из таких фабрик, известная, благодаря ее борьбе, во всем мире, – «Занон», находящаяся в провинции Неукен.


Вопрос: Существует ли активная солидарность с рабочим делом, как на месте, так и извне, и в чем она выражается?

 

Ответ: Как раз в случае с «Диско-де-Оро», активная солидарность была оказана товарищами по всему миру; все были удивлены, с какой быстротой все товарищи из МАТ самыми разными путями распространили информацию о борьбе за самоуправление на «Диско-де-Оро». Также была оказана и оказалась весьма полезной экономическая солидарность, проявленная всеми товарищами, которые послали деньги для того, чтобы предприятие смогло заработать.

 

На месте также проявилась солидарность со стороны различных секций ФОРА, а также анархистских пропагандистских и студенческих групп. В данном случае речь о группе «Свобода пропаганды» и «Анархистском студенческом сопротивлении».


Вопрос: Мы читали, что со стороны федеральной полиции и правительства города были репрессии в отношении фестиваля солидарности с кооперативом «Лориия», на который не было выдано разрешения. Были ли другие формы репрессий?

 

Ответ:  Хотя можно утверждать, что тема занятых фабрик позитивно воспринимается большой частью населения, хозяева вместе с государством всегда пытаются тем или иным способом подавить эту борьбу. К примеру, в случаях с «Индуграфом» (кооперативом «Лория») и «Фебатексом», не только полиция пыталась изгнать работников с фабрик в процессе их занятия, но даже профсоюзы из ВКТ (официальные

проправительственные профсоюзы, – прим. перевод.) посылали штрейкбрехеров, чтобы избивать трудящихся.


Вопрос: Во время других захватов предприятий, как только трудящиеся восстанавливали фабрики, объявлялся хозяин-паразит и начинал требовать то, что ему не принадлежит. Была ли такая ситуация на сей раз?

 

Ответ: Что касается реакции хозяев, то она довольно разная. Бывают случаи, когда хозяева, отстраненные от дела, так и не появляются; так произошло на «Диско-де-Оро». Есть даже весьма курьезные случаи, когда хозяева возвращаются на фабрику и начинают работать вместе с рабочими как члены кооператива. Но обычно хозяева намереваются получить компенсацию от своего главного сообщника – государства, которое всегда так или иначе пытается возместить понесенные ими убытки.


Вопрос: В каком положении товарищи (на «Диско-де-Оро», – прим. перевод.) сейчас, в чем они нуждаются больше всего?      

 

Ответ: Положение довольно позитивное по сравнению с прежним. Солидарная помощь, оказанная товарищами на месте и пришедшая из остального мира, позволила возобновить производство; товарищи смогли принести деньги своим семьям, которые раньше их были лишены. Но крайне необходимо увеличить производство, поскольку рабочие не могут в настоящий момент покрывать все свои потребности из-за экономического кризиса, бьющему по всему, что хочет производить. 


Вопрос: В заключение – хочешь ли что-нибудь добавить для членов и сторонников испанской CNT?

 

Ответ: Прежде всего, огромное спасибо за проявленную солидарность: это крайне важно в такой борьбе. Хочу сказать: делая это, мы видим, что  самоуправление возможно, что эти эксперименты очень важны не только для осуществляющих их рабочих, но и для пропаганды освобождения. Ведь народ видит, что хозяева, партии, профсоюзная и государственная бюрократия – это паразиты, что можно и нужно жить без них, что мир без эксплуататоров и эксплуатируемых возможен.

 

И, товарищи, мы, межпрофессиональное общество сопротивление Сан-Мартина, входящее в ФОРА и МАТ, хотим заявить, что международная солидарность – это наше боевое оружие. Оно не зависит ни от числа бюрократов, ни от даров буржуазии. Это долг рабочих перед своими товарищами.


Перевод: В.Граевский

Publié dans Аргентина

Commenter cet article